Главная » Статьи » Народы Сибири » Народы тунгусо-маньчжурской языковой группы

Ульчи
УЛЬЧИнани (самоназвание, «местные люди»), мангуны (устаревшее название).

Живут в Ульчском районе Хабаровского края. Говорят на ульчском языке тунгусо-маньчжурской группы алтайской семьи.

Письменность создана в 1970–80-е гг. на основе русской графики.

Ульчи как этнос сформировались в процессе длительных и тесных контактов с нанайцами, нивхами, маньчжурами, негидальцами, эвенками.

Традиционные занятия — круглогодичное рыболовство (кета, горбуша, осетровые и другие) с помощью неводов, разнообразных сетей, различных крючков, удочек, острог); охота — на морского зверя (нерпа, сивуч, тюлень) с помощью гарпунов; на лося, оленя, медведя, пушного зверя с помощью давящих ловушек, луков, самострелов, ружей.


ТРАНСПОРТ

Средствами передвижения служили собачьи нарты, лыжи (для охоты по насту и повседневные — с меховой обклейкой), лодки (дощатые, плоскодонные, многоместные, остроносые — в рыболовстве; долбленые, берестяные — чаще для охоты).


  
Морская лодка                                    Подшитые лыжи


Ульчи жили семьями, преобладали простые, малые (80% семей); полигамных было 8%. Родов насчитывалось около тридцати. Основной социальной единицей была сельская община. Община регулировала отношения внутри селений.


ЖИЛИЩЕ

Ульчи вели оседлый образ жизни; по данным XVII–XIX вв. возраст некоторых селений насчитывал многие десятки и даже сотни лет. Зимники— зимние жилища обычно тянулись вдоль берега Амура. В доме проживало от 2 до 4 семей; дома — большие, четырехугольные, однокамерные, со столбовым каркасом, бревенчатыми стенами. Двускатную крышу крыли травяными снопами, дом отапливали двумя-тремя очагами, дымоходы от которых проходили под широкими низкими нарами и выводились в стоявшую поодаль от дома вертикальную трубу. С наступлением теплых дней семьи разъезжались по летним селениям и жилищам.


     
Прямоугольный сруб                           Фанза                                                  Цилиндрический шалаш

ОДЕЖДА

Традиционная мужская и женская одежда: халаты покроя кимоно, чаще из ткани, зимние — на вате (хукту), праздничные — иногда сплошь вышитые и украшенные аппликацией. Изготовлялись также арми — из рыбьей кожи, ровдуги, зимой — из различных мехов. Под халатом штаны, ноговицы (из ткани, на вате, из рыбьей кожи, ровдуги), нагрудник (мужской — малый меховой, женский — длинный, отделанный бисером, металлическими бляшками). Мужские юбки из нерпичьих шкур, фартуки охотничьи, фартуки праздничные, с орнаментом, охотничьи куртки из лосиных шкур, малые меховые шапочки, надевавшиеся с тканевыми шлемами и т. п. Обувь в виде сапожка с отдельной пришивной подошвой — из ровдуги, камусов; другой тип — с отдельно кроеной головкой — из рыбьей кожи, нерпичьих и сивучьих кож с множеством украшений и без них. Теплые шапки орнаментированные. Одежда (особенно женская) украшалась меховой мозаикой из кусочков собачьего, лисьего и беличьего меха, оленьим волосом, разноцветным орнаментом и пр.


ПИЩА

В пище преобладала рыба. Ее употребляли в сыром, вареном, жареном, печеном, сушеном, вяленом видах. Добыв крупного осетра, съедали лишь малую часть, большая часть шла на изготовление юколы (вяленных на ветру и солнце длинных и тонких пластин рыбы). Заготавливали «собачью» юколу — высушивали рыбьи костяки — основной корм для ездовых собак.

Основные запасы юколы делали из лосося, который, как правило, на Амуре шел «рунным ходом» дни и ночи в течение многих недель.


МИФОЛОГИЯ

Традиционные религиозные верования ульчей имели некоторое сходство с анимистическими верованиями их соседей, особенно почитались духи неба, Тэму — дух-хозяин водной стихии, рыб, морских животных, от которого зависел улов, духи-хозяева мест охоты — гор, скал, рек, Пудя — дух-хозяин огня и домашнего очага, духи предков, покровителей дома. Дуэнтэ Эдени — духа-хозяина тайги представляли в образе огромного медведя. Охота на медведя, поедание его мяса проходили с соблюдением множества табу. Существовал обычай выращивания медведя в течение нескольких лет в неволе. Содержание медведя, приглашение гостей на Медвежий праздник, сопровождавшийся пиром, множеством игр, собачьими гонками и т. п. — все это должно было умилостивить духа-хозяина тайги.

Во время медвежьих праздников, свадебных и поминальных обрядов выступали сказители, известными сказителями были многие шаманы, проводившие свои камлания как театральные действа: шаман пел, танцевал, разговаривал с духами, вовлекая многочисленных посетителей. Жанры традиционного фольклора разнообразны: космогонические мифы, мифы и сказки о духах, о животных, волшебные сказки, исторические легенды и предания, загадки, пословицы и пр. Из музыкальных инструментов наиболее характерны примитивные однострунные скрипки, малые свирели, железные и деревянные варганы.


ОРНАМЕНТ

  


СКАЗКИ

ТИГР И МАЛЬЧИК


Это было очень давно. Охотился отец с мальчиком. Сын еще был ребенок и не умел хорошо охотиться. Он просто помогал отцу: чай сварит, дров нарубит.
Однажды во время охоты видит отец сон, будто тигр ему говорит: «Ты мне своего ребенка оставь. Если не бросишь сына, не позволю тебе домой возвратиться, всех здесь убью».
Когда сын еще спал, встал старик. Подумал: «Как быть? Если родного сына не бросить, погубит нас всех тигр. Ну, а как я жизнь спасу, да ребенка брошу? Сделаю так: побуду дома, да и приду сына посмотреть. Коли съест его тигр, приду, косточки соберу».
Так решил он и бросил в тайге спящего сына.
Спал, спал ребенок, встал. Встал, и что же? Отца его нет. «Э... охотиться ушел», — подумал. Одевшись, из шалаша вышел. Посмотрел по сторонам и видит — тигр к нему приближается. Придя в ужас, мальчик влез на дерево с большими сучьями. Полез тигр и застрял меж ветвей. Никуда не может двинуться. А мальчик прыгнул на другое дерево и спустился на землю. Попил чаю, приготовил поесть отцу. Ждет отца. Вечер. Нет отца. Так и лег спать. Видит ночью сон, будто тигр плачет и просит спасти его, дары разные за это обещает.
Взял наутро топор и пошел к тигру. Весь день дерево рубил. Прорычал тигр три раза и тихонько ушел.
Ночью опять во сне говорит тигр мальчику: «Вставай наутро. Устанавливай ловушки. Очерти круг рукавицами».
Так все и сделал, а назавтра пошел смотреть самострелы. Все ловушки были с соболями. Так он добывал подряд несколько дней.
Живет отец дома, наконец, идет сына проведать. Подходит к шалашу, а из него дымок идет. Подумал: «Видно, жив». Дверь открыл. Поглядел. Сидит сын, а шалаш полон соболей.
Увидел это отец, сына обнял и поцеловал. Поели, спать легли. Встали наутро, все погрузили да домой возвратились.
Категория: Народы тунгусо-маньчжурской языковой группы | Добавил: tomson (13.02.2010)
Просмотров: 1041 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]