Главная » Статьи » Народы Сибири » Народы тунгусо-маньчжурской языковой группы

Негидальцы

   Говорят на негидальском языке, наиболее близком к эвенкийскому. Большинство также на русском, который в настоящее время является основным языком общения.

   Находились в длительных и тесных контактах с местным населением низовья Амура - нивхами, уличами, нанайцами.

   Территориально разделяются на «низовских» и «верховских» негидальцев, имеющих локальные особенности в культуре, быту и языке. Основным занятием низовских негидальцев былорыболовство, второстепенным -охота.

   Зимним жилищем служили бревенчатые дома с отапливаемыми нарами, летним четырёхстенные домики из коры.

   У верховских негидальцев основным занятием была охота, второстепенным рыболовство. Жилище переносной конический чум.

   Транспортным животным у низовских была собака, у верховских -олень.

 

ЖИЛИЩЕ

  

   Летний шалаш в виде рассеченного цилиндра; летний конический шалаш, покрытый берестой; летний прямоугольный шалаш с двухскатной крышей, покрытый корой; прямоугольный шалаш с двухскатной крышей, покрытый берестой. О других видах жилищ сведения отсутствуют.


 
Конический шалаш                 Прямоугольный шалаш

 

ТРАНСПОРТ


    Транспорт: верховой, вьючный и нартенный.


 
Ездовая нарта                                         Грузовая нарта

 

ЛОДКИ


   Берестянка, составной челнок,  дощатая лодка и плот из бревен.

 

БУБЕН


   Овальной формы. Обечайка узкая. Сходен с нанайским.

 

ОРНАМЕНТ


  

СКАЗКИ

ЛЕТЯГА

Жила летяга. У нее было пятеро детей.
Однажды к летяге пришла лисица и говорит:
- Летяга, отдай своего ребенка!
- Нет, не дам! - говорит.
- Если не дашь, забодаю!
Тогда летяга своего детеныша лисице отдала. Лисица ушла.
Назавтра снова пришла:
- Летяга, отдай своего ребенка!
- Не дам, не дам! - говорит.
- Если не дашь, забодаю!
Снова летяга своего детеныша лисице отдала. Лисица ушла.
На следующий день снова пришла и говорит:
- Летяга, отдай своего ребенка!
- Не дам, не дам! - кричит летяга.
- Если не дашь, забодаю!
Опять летяга детеныша своего отдала. С тем лисица ушла.
Вот назавтра снова приходит:
- Летяга, отдай своего ребенка!
- Не дам, не дам! - говорит.
- Если не дашь, забодаю!
Опять отдала детеныша лисице. После того как ушла лисица, дедушка-сова приходит к летяге.
Дедушка-сова спрашивает летягу:
- Летяга, почему плачешь?
Летяга говорит:
- Лисица детенышей моих поедает.
- Ладно, не плачь. Если лисица придет, скажи: «Травяных твоих рогов я не боюсь». Затем, если спросит: «Кто сказал?»- скажи: «Дедушка-сова сказал».
Вот лисица снова  приходит и говорит:
- Летяга, отдай своего ребенка!
- Не дам, - отвечает летяга.
- Забодаю!
- Травяных рогов твоих я не боюсь!
Лисица спрашивает:
- Кто сказал про травяные рога?
- Дедушка-сова сказал, - отвечает летяга.
Затем лисица говорит:
- Где находится дедушка-сова?
- Там, вон, подальше, на горе находится.
Лисица пошла. Дедушку-сову увидела, подкрадывается.
- Лисица, к кому подкрадываешься? - спрашивает дедушка-сова.
- Дедушка-сова, спугнешь, спугнешь: за тобою птичка сидит!
Лисица прыгнула к дедушке-сове. Дедушка-сова лисицу за шею когтями схватил. Затем полетел с нею ввысь. Лисица плачет в когтях у совы.
Вот дедушка-сова до моря долетел и говорит:
- Скажи: «Сало дедушки-совы есть идем».
Лисица говорит: - Сало дедушки-совы есть идем.
Тут дедушка-сова роняет лисицу. В море упала лисичка. Плывет она по морю и плачет. Затем говорит: Зубища, морским  белым камнем станьте! Язычище, морским листом стань! Мозги, морской глиной станьте!
Вынырнула нерпа из воды и говорит:
- Лисица, почему плачешь?
- Нерпушка, двоюродная моя сестрица, я не плачу, а пою. Я те песни повторяю, которые пели, когда сватали мою мать и моего отца. Нерпа, а твой народ велик ли? Взгляни-ка на звезды - это мой народ. Твоего народа много ли? Нерпа говорит:
- Очень много.
Затем нерпа нырнула и вышла опять, а за нею множество нерп показалось. Все море нерпами покрылось. Лисичка принялась считать: Один - два - пропустим, один - два - пропустим, три - четыре - пропустим, пять - шесть - пропустим. Так принялась прыгать лиса по нерпам.
Нерпа спрашивает:
- А почему ты не всех считаешь?
Лисица говорит:
- Когда назад пойду, сосчитаю.
Лисица по нерпичьим головам на землю снова выбралась и спрашивает:
- Когда мы родней по матери были?
Тут нерпа говорит:
- Лгунишка, в конце своего пути умрешь!
Лисица говорит:
- Я не умру!
Лисица побежала. Когда бежала, налима встретила.
- Налим, куда  плывешь? - спрашивает.
- Куда? Домой.
А ты, лисица, куда бежишь?
- Я в ту же сторону, куда ты. Ну, налим, пойдем!
Так шли, шли, лисица кричит:
- Налим!
- Эгей! - откликается тот.
Так идя, в конце одной излучины реки опять окликает лисица:
- Налим!
- Эгей! - откликается налим через две излучины.
Так идет лисица. Наконец подходит к месту, где одна старушка сушит черемуху. Подошла и начала черемуху есть. Наелась, полное брюхо набила. Тогда уснула. Пришла старуха и увидела спящую лисицу. Вернулась старушка домой, взяла нож и снова пришла к месту, где она сушила черемуху. Подошла, а лисица все еще лежит. Убила старуха лисицу, освежевала и распялила шкуру. Когда шкура высохла, старуха из нее сшила себе шапку. Шапку надела и пошла щенков своих кормить.
Подходит к ней волк и говорит:
- Старуха, мне поручи стеречь, шапку свою одолжи - уши у меня мерзнут.
Старуха шапку свою волку дала, домой ушла, посидела и пошла посмотреть своих щенков. Подошла к собачьей конуре, а волка нет.
Старуха заплакала и сказала:
- Врун же волк, мою шапку утащил.
В то время ворона прилетела:
- Кар-кар, старуха, о чем плачешь?
- О чем плачу, - волк шапку мою утащил, по ней плачу.
- Старуха, кар-кар, дай-ка я схожу за твоей шапкой!
Старуха говорит:    
- А как скажешь?
- «За старухиной шапкой пришла» — скажу!
- Оставь, пусть будет так, как случилось, зря пойдешь за ней!
Улетела ворона. Старуха плачет.
Когда она так плакала, прилетела птичка:
- Старуха, почему плачешь, чвик-чвик?
- Шапку свою жалею - плачу. - Дай-ка я за ней схожу, чвик-чвик!
- А как скажешь? - говорит.
- Старуха, как-нибудь уж скажу, чвик-чвик!
Полетела птичка. Старуха больше не плачет, стала ждать птичку. Ждет. Птичка долетает до одного зимника и в круглое окошечко влетает. А в том зимнике и зайцы, и лисицы, и волки, и вороны, и хорьки, и старик со старухой находятся. Мать крестовки-лисицы камлает.
Старик говорит:
- Эй-эй, крестовка-мамаша, хвост свой сожжешь!
Тогда птичка стала камлать:
- Чви-ик, чви-ик, - чирикнула, через окошечко порх - и выпорхнула и обратно впорхнула.
Старик говорит:
- Нашу шапку дай ей надеть - наверно, это большой шаман!
Шапку свою птичке дали.
- Чик-чик! - чирикнула, по полу топ-топ, по нарам скок-скок, в углу прыг-прыг, через окошечко порх-порх - выпорхнула. С той шапкой назад прилетела к старухе и шапку ей отдала. Старуха обрадовалась, птичке ножичек маленький для рукоделия дала, иглу дала. На этом кончается.
Категория: Народы тунгусо-маньчжурской языковой группы | Добавил: tomson (24.01.2010)
Просмотров: 812 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]