Главная » Статьи » Народы Сибири » Народы самодийской языковой группы

Селькупы

ТРАНСПОРТ

   Транспорт: упряжной. Езда: круглый год.


   
Нарта для перевозки лодок                                                          Олени в упряжке

 

ЛЫЖИ

   Изготовляли из елового дерева, обтягивая оленьими камусами. Селькупские лыжи были короткие (длина редко превышала 150—160 см).

 

ЛОДКИ

   Водный транспорт у селькупов имел большое значение. Селькупы широко употребляли долбленки, типичные для всего Обского севера, с прямыми распорками. Лодки больших размеров имели долбленое днище и широкие наставные борта. Часто они снабжались сводчатым покрытием, как у хантов.


 

ЖИЛИЩЕ

   Летний конический шалаш, покрытый берестой; зимний конический шалаш, покрытый шкурами; зимний конический шалаш, покрытый берестой и обложенный жердями; зимнее полуподземное жилище в виде усеченной пирамиды, как у кетов.


   
Конический шалаш                                                                               Подземное жилище


ОРНАМЕНТ

   Орнамент различных территориальных групп селькупов неоднороден по своему составу. Орнаментируется, главным образом одежда и берестяная посуда.


 

 

БУБЕН

    Имел слегка овальную форму, большие размеры (90х70 см.) Размер бубна зависел от возраста шамана. Колотушку делали из березы или кедра длинной до 50 см.



СКАЗКИ

ХОЗЯЙКА ОГНЯ  

   Давным-давно это было. Жили люди на стойбище. В четырех чумах жили. Однажды все мужчины пошли в лес на промысел. В чумах только женщины да дети остались. Так жили одни они три дня. На третий день вечером одна женщина вышла из чума, дров нарубила, еду варить собралась. Вернулась с дровами в чум, подбросила дров в очаг, сама с ребенком села к огню и стала его грудью кормить. Огонь весело горит, трещит, мать сына греет. Вдруг искорка взвилась из костра и упала на грудь ребенку, обожгла его. Ребенок заплакал.
Мать вскочила, ругает огонь:
- Что ты делаешь? Я тебя кормлю дровами, а ты моего ребенка сжег. Не будет тебе дров. Изрублю тебя топором, залью, затушу!
Ребенка в люльку пихнула, топор взяла, огонь рубить стала. Котел с водой взяла, в огонь вылила.
- Ну вот, обожги теперь еще моего сына! Первый раз совсем потух ты, ни одного глазка-искорки от тебя нет!
Огонь больше не горел. Темно, холодно стало в чуме. Ребенок сильнее заплакал от холода. Опомнилась мать. Скорее опять огонь разжигать стала. Старается, раздувает, никак разжечь не может - ведь ни искорки не осталось. А сын все кричит.
Мать подумала:
«Сбегаю я в соседний чум, возьму огня, разожгу».
Побежала в соседний чум. Только дверь в тот чум отворила - огонь в костре потух. Вошла в чум - огня уже совсем в очаге нет. Женщины стали стараться разжечь огонь, но все напрасно - ни искорки не осталось. Мать на улицу выбежала, в другой чум побежала. Едва дверь приотворила - и тут огонь в очаге погас. Она и в чум не зашла. Дверь за­крыла; в другой чум побежала. Так же, едва дверь чуть-чуть открыла, - костер потух. Обратно в свой чум побежала. В стороне видит еще чум, а там огонь горит. Это чум ее бабушки. Туда побежала, в чум вошла. Только за дверь шагнула - огонь в костре стал фыркать, задымил и потух.
Бабушка стала ее ругать:
- Что у тебя случилось? Едва вошла ты, и огонь погас. В своем очаге уж не обидела ли ты огонь, лягушка ты эта­кая?! Плачет женщина. Во всем стойбище нет огня. Никто раз­жечь костра не может. Темно, холодно.
- Пойдем к тебе, я посмотрю, что ты наделала, - сказала бабушка.
Женщина повела бабушку к себе. Пришли, в темном, холодном чуме сын ее плачет-заливается. Бабушка серное дерево взяла, стала огонь разводить. Старалась-старалась - ничего не выходит. Встала на колени, на очаг смотрит - темно, не разглядеть. И вот, едва заметная, сидит тут старуха, кожа ее как огонь горит.
И гово­рит старуха бабушке:
- Что ты стараешься? Невестка твоя меня сильно обидела!
Бабушка спросила: - Как она тебя обидела, я ведь не знаю, что тут случилось?
- Глаза мои водой залила, лицо железом рубила. Зачем это она, глупая, делала - не знаю.
Бабушка еще сильнее рассердилась:
- Я прежде говорила, что эта лягушка что-нибудь да сделает! Огня-пламени хозяйка, не сердись, дай огонь!
Молчит хозяйка огня. Долго просила бабушка.
Наконец хозяйка огня-пламени сказала:
- Огонь я тогда вам дам, когда эта женщина мне своего сына отдаст. Из сердца его огонь я вам добуду. Будете помнить, что из сердца вашего сына у вас огонь, беречь бу­дете!
Мать еще сильнее заплакала.
Бабушка ей говорит:
- Все семь родов людских из-за тебя без огня остались. Как жить будут? Сына своего отдай!
Мать сына отдала.
Хозяйка огня-пламени сказала:
- От этого времени вовек всякий селькуп знать будет, что огонь железом шевелить нельзя. Только при большой нужде можно огонь железом трогать, при этом по­зволение прежде надо попросить. Все семь родов людей, слушайте и помните это мое слово! И хозяйка огня дрова пальцем тронула, взвился огонь, а она в вихре огня с сыном той женщины скрылась.
Бабушка женщине сказала:
- Отсюда сказка-предание пойдет о том, что сердцем моего сына огонь зажгла ты.



СКАЗКА О СЕМИ РЕБЯТАХ  

   Жили старик со старухой. Однажды семерых детей нашли. Жили с этими детьми. Потом жить стало невмоготу. Решили бросить детей. Отвели детей в лес, а сами домой убежали.
Утром проснулись - глядят, дети домой вернулись и спят. Опять в лес отвели и бросили, а сами домой пришли. А дети в лесу заблудились. Потом какой-то чум увидели. В чум зашли.
В чуме старушонка живет.
- Бабушка, накорми нас, - попросили они.
А старуха отвечает:
- Как я вас накормлю, черт домой вернется и вас убьет.
- Бабушка, накорми  нас, - снова сказали дети.
Бабушка их накормила и  спрятала. Потом черт домой пришел.
Так сказал:
- Что это селькупским  духом  пахнет?
Старуха говорит:
- Ты по небу летал и селькупского духа нахватался.
Долго нюхал, потом сказал:
- Нет, это здесь пахнет! Старуха ему ребят показала.
Черт тогда так сказал:
- Ты этих  ребят накорми. Старуха ребят накормила.
Черт так сказал:
- Пусть эти ребята у двери на пороге спят.
Дети на улицу вышли. Видят, на пороге спят семь дочек черта. Ребята надели свои шапки чертовым дочкам на головы, а сами ушли. Вечером черт на улицу вышел и всем своим дочкам головы отрубил.
Потом так сказал:
- Старуха, у этих ребят кишки вытащи, завтра утром есть их будем.
Утром старуха увидела - черт своим дочкам головы отрубил. Потом черт свои летающие сапоги надел и улетел. Долго летал, все за ребятами гонялся. А дети в глубокую расще­лину залезли.
Черт ищет:
- Куда это дети девались?
Так долго летал черт, все небо кругом облетел. Потом назад вернулся и сел на согнутое дерево. А дерево росло рядом с тем местом, где дети спрятались. Сел черт, ноги вниз спустил и заснул. А старший из этих ребят тихонько подкрался и у черта с ноги сапог стащил. На свою ногу надел. Потом второй сапог стащил и на вторую ногу надел. Потом к той бабушке полетел:
- Бабушка; дедушку русские купцы схватили, скорей мешок с золотом принеси, дедушка так сказал. Бабушка мешок золотом набила и ему дала. Он мешок на себя взвалил и полетел. Долетел до своих братьев, посадил их на себя и домой полетел. А черт так и остался сидеть на том согнутом дереве.
Дети домой вернулись и стали старика просить:
- Дедушка, расскажи нам быль какую-нибудь!
Старик такую быль рассказал:
- Жили мы, жили и однажды семерых детей нашли. Потом жить стало невмоготу. Мы детей в лес увели и бросили. Тогда эти дети так сказали:
- Вы нас на смерть в лесу бросили, а мы вам мешок с золотом принесли.

Категория: Народы самодийской языковой группы | Добавил: tomson (23.12.2009)
Просмотров: 1147 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
интересная статья, спасибо за информацию  smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]