Главная » Статьи » Народы Сибири » Народы других языковых групп

Ительмены
Автоэтноним
(самоназвание) Итэнмэн: Самоназвание итэнмэн, итанмсхн, итенмелн "живущий", "жители".
Основная территория расселения.
В настоящее время они, в основном, сосредоточены в пос. Ковран, Тигиль, Палана, Хайрюзово Тигильского р-на. Камчатской обл., причем большая часть молодого поколения являются потомками от смешанных браков.

Численность.

Численность по переписям: 1897 - 2805, 1926 - зафиксировано 4217 "камчадалов", в т.ч. 859 ительменов, указавших в качестве родного ительменский язык, 1959 - 1109, 1970 - 1301, 1979 - 1370, 1989 - 2481.
Этнические и этнографические группы.

В ХVIII - начале ХIХ вв. ительмены делились на ряд крупных локальных подразделений, имеющих собственные самоназвания и особенности культуры: камчатскую, авачинскую, бсльшерецкую, западную, хайрюзовскую. В это время северная граница территории расселения ительменов на западном побережье Камчатки достигала бассейна р.Тигиль, на восточном - р.Ука, южная, доходила почти до м.Лопатка. В первой половине ХIХ в., при сохранении территории, уменьшается число ительменских поселений, а во второй половине ХIХ в., ительмены жили только на западном побережье Камчатки.

Антропологические характеристики.

Антропологически, ительмены включаются в материковую группу популяций арктической малой расы северных монголоидов. Своеобразие расовых особенностей народов, входящих в эту группу (чукчи, эскимосы, коряки, ительмены), по сравнению с другими сибирским монголоидами, заключается в некотором ослаблении монголоидного комплекса: более высокое переносье, менее плоское лицо, более темная пигментация, выступающие губы. По этим признакам, антропологи устанавливают связь арктической расы не с внутриконтинентальными, а тихоокеанскими монголоидами.


www.manwb.ru

Язык ительменский:

В определении классификационной принадлежности ительменского языка, существуют разночтения. Более традицонная оценка его вхождения в чукотско-корякскую гpупny палеоазиатских языков (ительменский, чyкотский, корякский, керекский), в настоящее время последовательно пересматривается лингвистами. Специальные исследования лексики, фонетической системы, звукового строя ительменского языка в сравнении с чукотским и корякским, позволяют утверждать, что с ними он обнаруживает ареальные соответствия (следствие этнокультурные контактов), а не генетические связи (общность происхождения). Тем не менее, отношение ительменского языка к палеоазиатским, даже на уровне его классификационной обособленности, не вызывает сомнений.

Писменность.

Уровень грамотности у ительменов к началу ХХ в., по сравнению с другими народами Севера, был выше, чему способствовало длительное влияние русских поселенцев. После 1917 г. ряд церковноприходских школ объявили себя советскими. В 1932 г. на основе латинской графики был разработан ительменский букварь «Будем учиться» (Е.П.Орлова). Затем на ительменском языке была создана книга для чтения. С начала 30-х годов преподавание в 1 и 2 классах велось на ительменском языке, с 3 класса ительменкий язык преподавался в качестве предмета. В 1936 г., в связи с переводом письменностей народов Севера на русскую графическую основу, ительменский язык на кириллицу переведен не был и преподавание на ительменском языке было прекращено. Это привело к постепенной утрате родного языка ительменами и постепенному их переходу на русский язык.

Этногенез и этническая история.
Исторические судьбы ительменской этнической культуры имеют несколько генетических планов. Во-первых, она включает в себя ряд общих элементов, характерных для большинства палеоазиатских народов Северо-Востока Сибири (основные виды хозяйственной деятельности, некоторые типы жилых и хозяйственных построек, отчасти транспорт и зимняя одежда, Типологически сходными являются основные социальные институты, главные персонажи ранней микологии). Во-вторых, направление и интенсивность культурных контактов, вели к взаимодействию культур соседствующих народов, либо адаптации одним из них, культурных элементов другого. Такие связи ительменской культуры устанавливаются с айнами, причем как на основании, археологических материалов, так и по письменным источникам. Ранние контакты, судя по всему носили интеграционный характер, поздние - этнокультурного взаимодействия (обмен, брачные контакты, взаимовлияния в области материальной и духовной культуры). Другое направление этнокультурных связей прослеживается с алеутами. Причем, здесь значим как генетический аспект (общность формирования), так и исторически более поздние культурные связи, которое прослеживаются в жилище, одежде, технике плетения, орнаментике и т.д. Наиболее стойкими были связи ительменов с их северными соседями коряками на местах совместного проживания. Это фиксируется антропологически — коряки и ительмены противостоят чукчам и эскимосам внутри материковой группы популяций арктической расы, то же отмечается и в сфере языка. Основную интегририрующую роль, по-видимому играли ительмены. В-третьих, это взаимодействие с русскими, начавшееся в конце ХVIII в. и переведшее к коренной трансформации их культуры по направлению синкретизации, но при достаточно интенсивных брачных контактах, сложилась осознаваемая этническая группа камчадалов, в этнокультурном плане отличающаяся от собственно ительменов и тяготеющая к русским.

Хозяйство.

Исторически, культура ительменов, по сравнению с соседними палеоазиатскими народами, имеет ряд особенностей. При общей характеристики хозяйства ительменов как комплексного промыслового, их принадлежность к хозяйственно-культурному типу оседлых рыболовов Сибири, позволяет выделять его доминантные отрасли. На первом месте по хозяйственному значению стоит рыболовство. В реках промышляли рыбу лососевых пород. С мая и до конца сентября, по мере сменяемости пород нерестящейся рыбы, ловили чавычу, нерку, кету, горбушу, гольца, кижуча. В море промышляли навагу (на льду), корюшку, мойву. Орудия рыболовства в основном пассивные – запоры, ставные сети, невода, применялись плавные сети. В связи с большими объемами вылавливаемой рыбы, ее обычно заготтавливали впрок – вялили, квасили, солили. Объектами морского зверобойного промысла являлись различные породы тюленевых. Практиковалась охота на лежбищах и в прибрежной зоне загоном в сети. Продукция зверобойного промысла использовалась в пищу (мясо, жир) и как корм ездовым собакам. Шкуры шли на изготовление одежды и предметов домашнего обихода. Сухопутная охота имела подспорное значение. Из крупных животных добывали камчатского бурого медведя и горных баранов, мясо которых использовалось в пищу. Объектами пушного промысла являлись соболь, лисица, песец и т.д. До появления на Камчатке русских пушная охота носила натуральный характер — шкурки пушных животных шли на изготовление одежды. В хозяйстве ительменов широко представлено собирательство, причем не только пищевое, но и сырьевое. В пищу собирали черемшу, клубневые (сарана, овсянка), стебли кипрея (для варки чая), зонтичные, ягоду. Заготавливали траву для плетения циновок, корзин, веревок и ниток. Объектами собирательства являлась прибрежная морская флора и фауна, птичьи яйца.

Традиционные поселения и жилища.

Поселения ительменов, в прошлом часто укрепленные, располагались по берегам водоемов и состояли из нескольких зимних и летних жилищ. Зимнее жилище — каркасная полуземлянка с бревнчатыми стенами и плоской крышей. Снаружи стены покрыты травой и засыпаны землей. Очаг расположен сбоку. Это жилище для большесемейного коллектива. Именно это жилище в последствие замеяется срубным домом. Летнее жилище ительменов — свайный балаган. На приподнятой над землей платформе ствился жердевой пирамидальный каркас, который покрывали древесной корой и травой. Балаган имел два входа. Позднее балаган стал использоваться в качестве хозяйственной постройки.

     
www.clow.ru                                         adrenalin.soft.cn.ua                             museum.nsk.ru

Одежда.
Зимней одеждой, как мужской, так и женской, были глухие шубы с капюшоном — кухлянки (ниже колен) и камлеи (до пят), которые шили из оленьего меха двойными — мехом внутрь и наружу. Зимой мужчины и женщины носили штаны мехом внутрь, летом — замшевые. Летней одеждой часто служила выношенная зимняя, которую на промыслах дополняли плащами и обувью из выделанных рыбьих кож. Женской домашней одеждой был комбинезон, мужской — набедренная кожаная повязка. Зимнюю обувь шили из оленьих камусов, дополняя меховыми чулками, летнюю — из шкур ластоногих. Зимние меховые шапки имели вид капора, а летние, похожие на алеутские, делали из бересты или перьев и палочек. Белье, украшения, летнюю одежду заимствовали у русских.


news.akado.ru

Пища, ее заготовка.
Рыба служила основной пищей и кормом для собак. Ее заготавливали впрок: вялили и квасили в ямах, реже запекали и коптили, зимой замораживали. Лососевую икру сушили и квасили. Реже употребляли в пищу мясо зверей и птиц. Мясо и жир морских животных парили в ямах, кишки и желудки использовали как емкости для хранения продуктов. С рыбой и мясом ели много различных трав, кореньев, клубней сараны, ягод. Собирали кедровые орехи, яйца водоплавающих. Пищу готовили и подавали в деревянной и берестяной посуде, запивали водой. У русских заимствовали различные способы копчения и соления рыбы, приготовление картофеля, мучных изделий, супов, чая с молоком. Из-за трудностей доставки на Камчатку соли и муки соление рыбы и употребление хлеба было ограниченным.

Религия.
Религиозные представления и обряды ительменов основаны на анимизме — вере в подземный загробный мир, добрых и злых духов; тотемизме — вере в родство с тем или иным животным, почитании хозяев моря и лесных животных. После обращения ительменов в 1740–1747 годах в христианство стали распространяться православные обряды — крещение, венчание, отпевание. Уже в первой четверти XIX века путешественники отметили в камчадальских селениях православные кладбища. Установилась традиция при крещении давать детям русские имена. Ительмены числились прихожанами камчатских церквей, и первые русские фамилии получили по фамилиям духовенства и служилых.

Фольклор, музыкальные инструменты.
Записи фольклора представлены мифами в русском пересказе исследователей XVIII века и сказками, записанными на ительменском языке в ХХ веке. В настоящее время мифологические сюжеты о сотворении мира сохранились только в сказках и обрядах, возможно, вследствие поголовной христианизации ительменов, а также резкого и быстрого падения их численности в результате эпидемий во второй половине XVIII века и последующей ассимиляции. В мифологии основным персонажем выступает Кутх, или Ворон. Он предстает как демиург (творец), создатель Камчатки и в то же время как трикстер — плут, обманщик, шутник, перевертыш, несущий в себе добро и зло, мудрость и глупость. В сказках он постоянно попадает в неблаговидные ситуации, которые иногда приводят его к гибели. Раздвоение образа Кутха (демиург — трикстер) произошло достаточно давно, в мифологическом сознании оба образа существовали параллельно. Как и у соседей — коряков и чукчей, в фольклоре ительменов присутствуют животные, нередко в качестве племени (с "мышиным народом" Кутх вступает в конфликты или разного рода сделки). Музыка характеризуется несколькими локальными вариантами, изученными неодинаково. К началу 1990-х годов были известны три из них: два западных — ковранский и тигильский и один восточный — камчадальский. Музыка, инструменты и жанры взаимосвязаны с фольклорными традициями русских старожилов, коряков, курильских айнов и эвенов. Музыку ительменов делят на песенную, танцевальную, инструментальную и повествовательную. Песенная мелодия сопровождает импровизированный текст. Песни с лирическим текстом у ковранцев называются чака’лэс (от чак’ал — "горло", "рот"), у тигильцев — репнун (от репкуё — "напевать", "голосить"). Колыбельные песни, хотя и выделяются терминологически (у ковранцев — корвэльу, у тигильцев — карвэльу), собственных мелодий не имеют, а поются на различные типовые мелодии. Тексты заговоров, обнаруженные только у ковранцев, поются на ритуальные мелодии (кмаличинэх). У ительменов известно 16 музыкальных и звукопроизводящих инструментов под общим названием ма’лйанон — "играющий предмет". Ительменский бубен (яяр) родствен корякскому. Существовал и деревянный пластинчатый варган (варыга). Флейта из дудника с наружной свистковой щелью без отверстий для пальцев у ковранцев называется ковом, у тигильцев — коун. Праздники. Фольклорные музыкальные и художественные традиции ительменов в настоящее время ярко проявляются в ежегодном осеннем празднике "Алхалалалай". Это обрядовый календарный праздник, знаменующий собой завершение хозяйственного цикла. В празднике в обрядовой форме воспроизводятся элементы мифов о сотворении мира и ритуалы, связанные с благодарением природы.
http://www.kamchatsky-krai.ru/

Календарь

Месяц
Перевод
тауакоач, маймесяц прилета куликов
коакуач, июньвремя кукушки
эхтемстакоач, июльлетний месяц
кихсуакоюч, августлунный свет (в августе начинается сезон ночной ловли рыбы)
коасухтакоач, сентябрьмесяц опадания листьев
пикискоач, октябрьмесяц маленькой птички "пик"
казакоач, ноябрькрапивный месяц - сушка крапивы
ноккоуос набиль, декабрь"я отморозил"
сюсакоач, январь"не тронь меня"
кичакоач, февральмесяц лестницы (по которой они забирались в свои жилища)
адукоач, мартмесяц дымоходного отверстия (оно начинает оттаивать первым       
масгалькоач, апрельмесяц трясогузки
http://archeologia.narod.ru

Современная культурная жизнь.
В школах Корякского автономного округа преподают родной язык. В поселках Ковран и Хайрюзово имеются восьмилетние школы, работают клубы, постоянно выступает детский ансамбль "Сузвай", а национальный ансамбль "Эльвель" известен не только в России, но и за рубежом. В 1988 году выпущен букварь на ительменском языке, в 1989 году — ительменско-русский и русско-ительменский словари. Изданы сборник ительменских загадок и стихотворений и другие произведения национальной литературы. В поселке Палана ведется теле- и радиовещание на ительменском языке. Выходят газеты на русском и родных языках населения округа. Совет возрождения культуры ительменов Камчатки "Тхсаном" был создан в 1987 году. Он представляет этническую общественную организацию ительменов в российской Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. http://www.kamchatsky-krai.ru/

Лодки

Долбленые лодки и плоты.


Лыжи
В конце XIX и начале XX в. у ительменов были только скользящие лыжи, подбитые тюленьей шкурой. В XVIII и первой половине XIX в. широко употреблялись ступательные лыжи.


Бубны
В начале XIX в. еще бытовал бубен во всем схожий с корякским.
Орнамент

  

Сказки

КУТХ И ЛИСА.

Кутх жил дома. Он все время шил. Однажды Кутх у окошечка шил себе штаны. Что-то ему стало заслонять свет. Кутх думает:
«Что же мне заслоняет свет? Наверное, мой нос».
Так подумал Кутх и сразу отрезал свой нос. Отрезал нос и снова стал шить. Опять что-то заслоняет ему свет.
«Ах, наверное, мои щеки заслоняют мне свет, — подумал Кутх. — Дай-ка отрежу щеки».
Отрезал щеки. Опять что-то затемняет свет. Так Кутх все лицо изрезал. Кутх подумал:
«Наверное, на улице уже темнеет».
У Кутха израненное лицо разболелось до того, что он начал охать. Посмотрел Кутх в окно и увидел катающихся мышей.
«Ах, вот кто мне свет заслоняет!» — воскликнул Кутх, взял свои штаны и вышел на улицу. Подошел близко к мышам и сказал:
— Это вы здесь катаетесь? Ну-ка, я вас покатаю, внучата. Скатитесь вот сюда — в мои штаны.
И приготовил свои штаны.
Мышата сказали:
— Нет, мы не покатимся в твои штаны, ты нас поймаешь.
— Не надо зря бояться, я ничего с вами не сделаю,— говорит Кутх, — я хочу вас покатать.
Мыши согласились и скатились в штаны. Кутх быстро завязал штаны и понес мышей в лес. В лесу он стал искать хорошее дерево.
Нашел он дерево и сказал:
— Дерево, дерево, дерево, согнись.
Дерево согнулось. Кутх повесил штаны на самую верхнюю ветку.
И опять сказал дереву:
— Дерево, дерево, дерево, распрямись.
Дерево распрямилось. Кутх пошел домой. Мыши же, сильно испуганные, стали громко кричать. Вдруг откуда ни возьмись — лисица.
Услышала кричащих мышей, остановилась и стала их спрашивать:
— Что вы кричите? Мыши рассказали, как они катались, как Кутх заставил их скатиться в штаны, быстро зашил штаны и повесил их на дереве.
Лисица спросила мышей:
— А что Кутх говорил, когда вас вешал?
— Он говорил, — отвечали мыши, — так: «Дерево, дерево, дерево, согнись!» Так три раза сказал. Лисица так же три раза сказала. Дерево сразу согнулось, лисица распорола штаны, вытащила мышей. Один мышонок, который находился в самом низу, задохнулся, а остальные все были живы. Лисица заставила мышей быстро собирать гнилушки. Собрали мыши гнилушки, положили в штаны, а сверху поло­жили дохлого мышонка.
Лисица спросила мышей:
— А как Кутх говорил, когда вас повесил?
— Он сказал: «Дерево, дерево, дерево, распрямись». Так он сказал три раза.
Тоже самое проделала лиса, и дерево поднялось. А потом заставила мышей идти за ней. Подойдя к своему дому, лисица велела мышам надрать ольхи, положить в корыто и за­лить водой. Мышам же велела спрятаться на чердак.
На третий день Кутх встал очень рано и отправился в лес. Идет Кутх и радуется, что он сегодня поест кислого. Пришел к дереву и сразу заставил дерево согнуться. Дерево нагнулось. Кутх засунул руку в дырочку и как раз угодил в того мышонка, который действительно скис.
«Ну и вкусно будет, — подумал Кутх. — Дома с Митэ вместе поедим кислого».
Идет Кутх и думает: «Ну и тяжелые же кислые мыши. Живые легче были».
Пришел домой и сразу заставил Митэ постель постелить и сказал ей: «Подожди, ляжем, отдохнем, а потом поужинаем кислым».
Так и сделали. Легли.
А лисица все это видит, так как она сзади Кутха все время шла. Когда Кутх и Митэ начали храпеть, она быстро собрала шипы боярышника и разбросала по полу. Сама же убежала к себе домой, измазала себя ольховой краской и стала ждать Кутха.
Кутх отдохнул, разбудил Митэ:
— Пора, вставай, пора, начнем есть кислое, пойди достань!
Встала Митэ и как только наступила на пол, сразу начала охать:
— Ой-ой-ой!
— Что с тобой, дурочка?
Митэ ничего не может сказать, только охает.
Кое-как дошла Митэ до штанов, распорола их и сразу вскрикнула:
— Кутх, тебя кто-то обманул! Здесь нет мышей, одни гнилушки.
— Что с тобой, Митэ? Ты зря охаешь, наверное плохо видишь. Я же недавно пробовал одного мышонка — очень вкусный.
Тогда Кутх сам встал, но как только наступил на пол сразу стал охать:
— Ой-ой-ой!
Кое-как дошел он до штанов и увидел сам, что там лежат гнилушки. Рассердился Кутх и сразу догадался, что это работа лисицы.
Кутх сказал: — Митэ, дай кочергу да палку, пойду, убью лисицу.
Митэ дала ему кочергу и палку, и Кутх отправился в лисий домик. Начал Кутх подходить к дому лисицы и услышал громкие стоны.
— Что с тобой лисичка? — стал он спрашивать лису.— Ты, наверное, знаешь, кто моих мышей с дерева снял?
— Что ты, сосед, я бы видела. Сама же я целый месяц не вставала, все время кровью харкаю. Посмотри, вот корыто кровью наполнила. Да еще никак не могу вылить его. Надо вылить вон к тому хребту, чтоб никто больше не харкал кровью.
Кутху стало жаль лисицу и он сказал:
— Дай, я вылью корыто.
— Ой, сосед, никогда не забуду тебя. Поправлюсь, тебе помогу. Только когда ты понесешь корыто, не оглядывайся назад, а не то заболеешь тоже. Если ты заболеешь, некому за мной будет поухаживать. На тебя у меня теперь вся надежда.
Кутх взял корыто и пошел прямо к хребту. Лисица же сзади него шла. Пришли к хребту, Кутх стал выливать из корыта, а лисица сзади сильно его толкнула. Кутх вместе с корытом полетел вниз. Лисица же пришла домой и сразу отпустила мышей. Мыши стали опять очень хорошо жить.


КУТХА.
Давно-давно жили-были Кутха с женой. Однажды Кутха взял удочки и пошел к морю за рыбой. Пришел к морю, принялся удить рыбу. Много наловил. Маленьких рыбок выбрасывал, а больших выбирал себе. Самых крупных рыб запряг и сразу же поехал домой.
Дорогой обещал рыбам:
— Ну, рыбы, везите меня хорошенько, тогда я вас досыта кормить буду: на каждой стоянке буду давать по пластине юколы.
Дома жена Кутхи, Мити, приготовила толкушу, чтобы кормить рыб-собак. Кутха положил в нарту толкушу и снова отправился в путь. Ехал очень быстро.
Приехали в березняк; собаки-рыбы остановились и сразу запросили:
— Ну, Кутха, корми нас!
Кутха сказал:
— Еще немного повезите!
Собаки-рыбы опять быстро помчались. Кутха от удовольствия, даже засмеялся. Спустились в низину. Собаки-рыбы опять остановились и сказали:
— Ну-ка, Кутха, покорми нас!
Кутха опять ответил:
— Еще немного  повезите, тогда  накормлю!
Собаки-рыбы тут рассердились, рванулись и понеслись прямо к морю.
Кутха испугался и начал кричать:
— Горбуши, горбуши, горбуши! Остановитесь! Теперь, правда, дам вам толкуши!
Собаки-рыбы тащили нарту вперед. Кутха, почуяв беду, хотел соскочить, да зацепился ногой за нарту. Рыбы примчались к морю и с разбегу вскочили в воду. Кутха чуть не утонул. Едва выбрался.

Категория: Народы других языковых групп | Добавил: tomson (18.02.2010)
Просмотров: 3296 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]